×
×
Выделенный текст:
×

The Steppe - прогрессивный сайт о жизни, работе и увлечениях

Из Астаны в Сан-Франциско: Каково казахстанке работать на Цукерберга?

Айнура Муратова о корпоративной культуре Facebook, американских полицейских и Жанаозене

Я родилась в Алматы. Окончила Университет КИМЭП по специальности экономика, немного поработала в сфере маркетинга, а потом решила получить степень магистра за границей. Так, в январе 2010 года я уже посещала лекции в небольшом частном институте в Сан-Франциско. Выбор учебного заведения был ограничен финансовыми возможностями – учеба в топовых университетах была мне не по карману. Проучилась один семестр, все предметы сдала на отлично, но удовлетворения от учебы и нахождения в новом городе не испытывала – не нравился институт, томила разлука с молодым человеком, который остался в Казахстане.

С ним мы вместе намеревались поехать учиться в Англию. Поэтому будучи в Сан Франциско, я поступила в университет в Лондоне и только после этого улетела в Казахстан. По приезде, пыталась получить стипендию «Болашак», однако мне отказали, потому что выбранный мной университет больше не входил в их список вузов. Мама, не раздумывая, взяла кредит в банке под бешеные проценты, и семья затянула пояса. Через год учебы остаток кредита, чуть больше половины суммы, я погашала уже сама. Такой долгой была история моего поступления и учебы в Университете Гринвича в Лондоне. Прожила я там год и, набравшись знаний, вернулась домой с возвышенными чувствами к родине и степенью магистра в сфере стратегического маркетинга.

Про Казахстан

Мне хотелось по максимуму вложить обретенный опыт и знания в развитие Казахстана. На тот момент самым правильным решением для достижения этой цели казался переезд в Астану и работа в национальной компании. Меня не пугал ни холод, ни расстояния. Мои порывы были тщетны – я проработала два года в ведущей горнодобывающей компании, которая в моих знаниях, как выяснилось, совсем не нуждалась. Также был небольшой опыт работы в медийном агентстве, из интересных проектов – работа на Астанинском Экономическом форуме и кинофестивале Бекмабетова.

Жизнь в Астане дала хороший урок о современном Казахстане. Молодежь там в первую очередь интересует место работы, если название весомое, значит есть смысл спросить и имя.

После событий в Жанаозене в 2011 году, когда расстреляли рабочих на мирной демонстрации, в моем окружении в Астане не нашлось ни одного человека, с которым можно было бы разделить ужас, охвативший меня.

Все были заняты подготовкой к предновогодним корпоративам и отмахивались от темы, словно это что-то незначительное. Было страшно и одиноко. Чем больше сталкивалась с устоявшимися в Астане ценностями, чуждыми моему мировоззрению и воспитанию, тем быстрее убывал мой позитивный запал и желание находиться в этом городе.

Про решение эмигрировать

Как все произошло? Молниеносно. Купили билеты, долетели до Амстердама, там пообедали, а поужинали уже в Сан-Франциско и ужинаем здесь мы уже три года.  Моя мама юрист, правозащитник и активист, а младший брат недавно окончил школу и планирует работать в киноиндустрии.

У многих в нашей стране со словом «эмиграция» негативные ассоциации – железный занавес, назад дороги нет, связи нет, это навсегда. Я думала иначе, ведь сегодня люди живут в одной стране, работают в другой и являются гражданами третьей. На данный момент я живу и работаю в Штатах, а завтра, возможно, захочу и перееду. И пока государственные границы открыты, такой выбор доступен любому человеку.

Поэтому я желаю Казахстану оставаться открытой страной, развивать демократию и преодолеть автократическое оцепенение, чтобы не скатиться в дикий тоталитаризм.

Сан-Франциско я выбрала, потому что после непродолжительной учебы тут, у меня осталась некая недосказанность с этим городом. Это необыкновенное место – в любой день можно найти все времена года в двух часах езды от дома. Наиболее подходящее слово для этого места – рай. Ко мне во двор частенько залетают колибри.

Если кто-то решил переехать на время и расширить свои горизонты, тогда чем раньше вы это сделаете, тем лучше, потому что с возрастом количество возможностей уменьшается. Ждать идеальных обстоятельств можно всю жизнь. И потом, даже если результат не оправдает ожиданий – это не конец. Никакого стыда, никакого позора, только опыт. Есть выражение “Fail harder” – терпи неудачи сильнее, чаще, от этого конечный результат только выиграет. Опыт это главное, а плохой он или хороший – неважно.

Про сложности переезда

Когда мы только переехали, моим родным было трудно с английским языком. Мне приходилось говорить в три раза больше обычного – коммуницировать за маму и за брата с врачами, учителями, менеджерами, офицерами, продавцами, агентами и остальными. Больше такой проблемы нет, потому что мои мама и брат отличники – быстро освоили язык.

Я живу здесь уже три года и все еще не привыкла находиться в режиме ожидания более часа, когда пытаешься дозвониться в страховую компанию или любое другое учреждение. То же самое и с записью на любой прием за несколько недель вперед. Я придираюсь, но вижу, что все работает как часы, будь то государственный сектор или коммерческий.

Люди дорожат своим временем и репутацией, поэтому все получаешь вовремя и с улыбкой. К этому было трудно привыкнуть. «Где? Где подвох?».

Но в том и фишка, здесь ничего не «идет не так». Практически нет такого привычного для казахстанцев форс-мажора: бесконечные копии удостоверения личности, задержки, подписи, везде нужны знакомые или родственники, все надо «разводить», чтобы человек просто сделал свою работу. Здесь не надо никого знать, чтобы получить водительские права или найти работу. Это делает жизнь качественной, можно сконцентрироваться на более важных, настоящих делах.

В Казахстане я оставила кучу друзей и родственников, но никакие коммуникации не прерваны. Сейчас я больше с ними общаюсь, чем когда я жила в Астане, потому что там, например, не было баланса между работой и личной жизнью. Чувствовать себя счастливой в США гораздо легче, но любовь и боль за свою страну делает это чувство неполным.

Про Facebook

Я всегда была фанатом этой социальной сети, начала активно пользоваться еще в студенческие годы, в 2007 году. Работать здесь было такой мечтой, о которой даже боишься сказать вслух. Но после переезда в Сан-Франциско, моя мечта стала планом. Сейчас я уже второй год работаю в Фейсбук по контракту – анализирую информацию для выявления и улучшения потребностей пользователей.

Незадолго до начала работы в Facebook, мне пришло письмо от «какое-то имя фейсбук точка ком», замерев, открываю письмо с мыслями «Вот оно! Свершилось! Заветное интервью!». Но это было всего лишь предложение участвовать в 60 минутном оплачиваемом мини-исследовании нового продукта. Я подумала, что это судьба –  в тот день был мой день рождения. Увидеть офис моей мечты в свой день рождения – отличный подарок, а мне еще и заплатили.  После этого я нашла контрактную позицию, подала, а через три месяца я уже сидела/стояла/танцевала за своим рабочим столом. В Facebook высоту стола можно регулировать – устал сидеть, нажимаешь на кнопку и стол поднимается до нужного уровня. Говорят, что работать стоя менее вредно.  

Не думаю, что есть какая-то универсальная формула для устройства на работу в такие компании, как Facebook, Apple, Twitter, Google.  Есть общие моменты: в резюме и на интервью никогда нельзя говорить или писать неправду, приукрашивать или выдавать желаемое за действительное. Если вы нашли вакансию своей мечты, постарайтесь узнать как можно больше о компании и должности, проведите мини-исследование, сделайте свое резюме максимально релевантным. На интервью, защищаясь, не отбивайтесь от вопросов, будьте активными, опережайте события, предлагайте свой взгляд на существующие вещи.

Нас всегда учили быть скромными, и никогда не говорить о своих достоинствах. Эти качества меня много раз подводили, сейчас я стараюсь это в себе преодолевать, боюсь, но делаю.

Работа в США принципиально отличается от работы в Казахстане и во всех постсоветских странах. Самый дорогой капитал для компании в США, в частности, в Кремниевой долине – это люди. Базовый подход в любой сфере деятельности – это обнаруживать и развивать драгоценные идеи и способности сотрудников. Поэтому люди уверены, что на их труд и произведения всегда будет спрос. Доброжелательность в сочетании с желанием делать свою работу дает удивительные результаты.

В Казахстане я работала в иностранных и национальных компаниях, где на регулярной основе сталкивалась с непрофессионализмом, изворотливостью и хамством.

Работать в таких гнетущих условиях тяжело. Оттого и жизнь становится серой и мрачной. Корпоративная культура в Америке придерживается высоких этических и профессиональных стандартов, абсолютная прозрачность, открытость, терпимость, уважение друг к другу, к разным культурам и религиям – это те условия, в которых мы работаем.

Про увлечения

До университета я училась в Классической гимназии искусств №46 в хореографическом классе. Свои школьные годы я провела в гримерках, блёстках, костюмах, репетициях и диком восторге перед выходом на сцену. В университетские годы я танцевала в составе филиала шоу-балета «Тодес». Танцы так и остались моей страстью. В Сан-Франциско я уже пару раз участвовала в танцевальных флешмобах и выступлениях. Я также активно танцую и на работе. Мы занимаемся после работы, остаемся на час-два, разучиваем танец, и выступаем на каком-нибудь внутреннем мероприятии.

Мода и политика – это два увлечения, которые идеально сочетаются в моей жизни. Мне жизненно важно следить за политической ситуацией в Казахстане и разбираться в текущих тенденциях в моде. Меня зовут участвовать в митингах и в показах мод. 

В Сан-Франциско я участвовала в акциях в поддержку митингов в Казахстане по земельной реформе с осуждением незаконных задержаний и арестов активистов. В США в любой день и в любом месте можно провести митинг, для этого не нужно спрашивать разрешения у городских властей: взяли плакаты, постояли и разошлись.

А в Казахстане нас за это, скорее всего, задержали бы или посадили. Сидят же два активиста и ждут суда. Только за что?

Про жизнь в Штатах

Американская улыбка – не фейк 

Как-то раз мы с другом решили покататься на катамаране в парке с озером. Увлеклись живописными видами и не заметили как катамаран сел на мель, а проходивший мимо парень с улыбкой предложил нас подтолкнуть. Он скинул ботинки, бросил рюкзак на землю и залез выше колена в воду – намочил свои штаны, чтобы подтолкнуть наш катамаран. Мы смущенно поблагодарили его, а он, с широкой «американской улыбкой», пожелал нам хороших выходных.

Приятно быть обласканным государством

Однажды пришел очередной счет за коммунальные услуги. К моему удивлению, сумма была намного меньше обычной. Оказалось, что два раза в год калифорнийский «акимат» раздает ништяки всем резидентам в виде оплаты счета за электричество и газ – California Climate Credit (в рамках Global Warming Solutions Act of 2006). Такое внимание от государства – отличная мотивация для бережного отношения к окружающей среде, экономии света, газа и воды.

Полицейские в США всегда приходят на помощь

Мы гуляли с мамой в парке. Слышим громкий шум – истошно крякают утки в пруду. Чья-то собака, оказавшись без поводка, забежала в воду и начала гонять этих уток от одного края пруда к другому. Собака не реагировала на зов и команды своей хозяйки. В кругу зевак мы с мамой наблюдали за несчастными утками и обезумевшей от счастья собакой. Так продолжалось минут 10-15, пока не приехали полицейские. Одна из полицейских, женщина, сняла с себя пояс с оружием, как-то подправила свои ботинки, взяла у хозяйки собачий поводок и зашла в воду. Дошла до центра пруда, уверенно взяла собаку, застегнула поводок, вывела на берег и передала хозяйке. Мы подумали, что полицейские сделают ей замечание, будут недовольны или что-то в этом роде, но на благодарность хозяйки те только ответили, что «Все окей, это наша работа».

В Казахстан я вернусь тогда, когда там будут условия для справедливой конкуренции, прозрачности и открытости, которые позволят мне найти мое место. Безопасность, любая – правовая, экономическая, политическая, экологическая, транспортная – является одним из главных условий для жизни в любой стране. Сегодня эти условия я нахожу в США, и, к сожалению, пока не вижу воли у власти для создания таких условий в Казахстане.

Мы напишем вам о самом важном в The Steppe